MediaGuide
Media Guide — портал о медиабизнесе для профессионалов. Каждый день для вас публикуется необходимая в работе информация: новости рынка, интервью, аналитика, гид по рынку российских медиа, вакансии и резюме.
пятница,  20 октября

Курсы валют ЦБ

Архив новостей

Новостной RSS-поток RSS-поток новостей

Подписка на
новости

О подписке


11.08.17

Наталья Никонова: «У каждой женщины свой Малахов»

«Программа "Пусть говорят" бьет сериалы наших конкурентов, выходящие в то же время»

Опубликовано 28 сентября 2007 на сайте lenizdat.ru

Наталья Никонова, дважды лауреат ТЭФИ-2007, руководитель Студии спецпроектов Первого канала - продюсер ток-шоу «Пусть говорят», «Малахов+», «Лолита. Без комплексов», «Судите сами» и других. Именно с ней «МН» решили поговорить о «кухне» самого популярного формата нашего телевидения.


МН:Как все-таки делаются наши ток-шоу? Покупается западный формат и адаптируется на российский лад?

Никонова: Мне ужасно нравится придумывать и запускать что-то свое, поэтому всегда есть идея, которую хочется воплотить. Хотя адаптация лицензионного проекта - весьма достойная творческая задача. Я, правда, никогда этим не занималась.

МН: Тем не менее в «Лолите» многие усматривают аналогии с шоу Опры Уинфри.

Никонова: Я думаю, российским воплощением Опры в той же степени, что и Лолиту, можно считать Андрея Малахова. У нас телевидение устроено гораздо затейливее, чем у американцев. И аудитория более сложная и взыскательная, её не проймешь западными наработками. Вроде любит она какую-то программу, и вдруг рейтинги падают без видимых причин.

МН:Вам-то грех жаловаться. Сколько лет под разными названиями выходит шоу Андрея Малахова, и рейтинги до сих пор приличные.

Никонова: Программа «Пусть говорят» бьет сериалы наших конкурентов, выходящие в то же время. Хотя, если проследить за работой Андрея в последние годы, станет видно, как он изменился. Внешне - да, все по-прежнему: тот же ведущий обсуждает с публикой скандальные истории. Но подтекст обсуждения совсем другой. Начиналось все с «Большой стирки», исследовавшей жизнь как прикол. Потом эту программу было решено трансформировать в более респектабельную. И появились «Пять вечеров».

МН:Руководству разонравился треш?

Никонова: Трешевое телевидение никогда не было близко Первому каналу. Приличные цифры неприличным образом - это не наш путь. К сожалению, программа «Пять вечеров» оказалась не вполне удачной. Это было тематическое ток-шоу, к тому времени потерявшее актуальность. Сейчас никакая тема не может быть поводом для обсуждения на телевидении - зрителю интересны только события. События в жизни страны, в жизни людей. И следующая программа с Андреем Малаховым «Пусть говорят» стала родоначальником нового жанра - жанра истории. С нее и начался «исторический» бум, который мы наблюдаем сейчас на всех каналах. Хотя до сих пор программа «Пусть говорят» не имеет себе равных по сложности драматургической конструкции и производства. В ней разыгрываются реальные человеческие драмы с участием реальных людей.

МН: Шокирующие большинство зрителей?

Никонова: Мы рассматриваем жизнь в ее экстремальных проявлениях, но не ради забавы, а для того, чтобы очертить норму. Чтобы обрести понимание нормы, зачастую приходится выйти за ее пределы. «Пусть говорят» - это поиск моральных стандартов нового времени. Прежние стандарты во многом утеряны или размыты, и нам надо заново определиться с тем, что хорошо и что плохо. Программа выполняет социальную функцию и в этом смысле лично для меня является главным проявлением свободы слова в эфире.

МН: Но вы работаете на том же материале, что и самые «желтые» СМИ! Из них же, вероятно, и черпаете темы для программы?

Никонова: Конечно, мы мониторим центральную и региональную прессу, но также анонсируем предполагаемые темы, и люди откликаются на призыв - звонят, пишут письма. В поиске историй нам помогают и наши корреспонденты в регионах.

МН: Как же заставить героев рассказать самые интимные подробности своей жизни?

Никонова: На это есть специальная технология. Для начала человека надо уговорить приехать на программу, а потом вызвать на откровенный и эмоциональный разговор. К каждому герою нужен свой подход. Одним людям нужно просто выговориться, другим - встретиться с теми, с кем они не могут встретиться в реальной жизни, третьи нуждаются в коллективной психотерапии. Если история заводит зал, люди в студии начинают не только морализировать, но и рассказывать о себе. Очень часто героям требуется реальная помощь адвоката или врача, и наши редакторы организуют еще и это. С некоторыми людьми они вообще начинают дружить, и экранная история перерастает в длительные отношения. В студии нам на помощь приходят особые телевизионные законы, позволяющие достигать нужного градуса эмоционального обсуждения. В чем состоит искусство создания ток-шоу? В том, чтобы сконструировать в студии маленькую вселенную, организовать нужный энергетический обмен и высечь неподдельные эмоции.

МН: А если люди к этому не готовы?

Никонова: Возьмем рядовую, но тяжелую ситуацию. От мужа, забрав общих детей, ушла жена. Он находится в состоянии нервного срыва, не знает, как жить дальше. Вытащить в студию его жену нам не удается. Она не хочет общаться с бывшим мужем. Но мы все равно должны сделать так, чтобы этот мужчина раскрыл свою душу. Зритель должен почувствовать, как глубоко его горе, иначе он не будет смотреть программу. И тогда мы приглашаем в студию женщину, бросившую мужа и забравшую у него детей. Она как раз готова сказать всем мужикам, какие они козлы. Представляете, какими энергиями обменяются наши герои? Друг другу они скажут то, что не сказали бы своим вторым половинам! Для нее он будет олицетворением того зла, с которым она столкнулась в лице ее мужа, а для него она будет олицетворять его жену.

МН: Но если в нужный момент нужная женщина так и не найдется, перед камерой появится актриса?

Никонова: Никогда! Рядом с реальным человеком нельзя посадить актера - это создаст жуткий диссонанс. В нашем деле надо определиться с самого начала - с актерами ты работаешь или с живыми людьми. В программе «Пусть говорят» реальные истории рассказывают реальные люди. Для того чтобы их завести, ведущий использует определенные вопросы и подводки, заставляющие людей говорить жестко и откровенно.

МН: Ведущего, в свою очередь, «накручивает» продюсер, кричащий в ухо, что надо делать?

Никонова: Бывает и такое. А иногда кричит Андрей.

МН: ?

Никонова: Был у нас однажды сумасшедший прямой эфир, на котором я сидела за режиссерским пультом. В какой-то момент мы с Андреем дошли до такой ажитации, что он не выдержал моих криков в «ухо» и заорал прямо на камеру: «Прекрати, Наташа!» - и еще руку вперед выставил, как будто отодвинул меня с моими инструкциями. Хорошо, что в студии стоял крик и нашей перебранки никто не заметил. А вообще, я восхищаюсь профессионализмом Андрея. Он и без режиссера затылком чувствует, к кому надо обратиться. Конечно, успех шоу не только его заслуга. В этом сложном постановочном процессе участвует масса людей. Но Андрей - замечательный ведущий, каждый раз работающий буквально в жерле вулкана. На него со всех сторон летят искры и пепел, а он делает свое дело и еще ухитряется выглядеть рыцарем на белом коне. Поэтому женщины его и любят.

МН: Шикарный мужчина?

Никонова: В Андрее есть разные ипостаси. Если он и увлекается так называемым гламуром, то так чисто и радостно, по-детски, что упрекать его в этом я не возьмусь. Вообще я не люблю это слово. Гламур - это нечто красивое снаружи и бессмысленное внутри. По-моему, эпоха российского гламура близится к закату. Всеобщая «гламуризация» была истерической попыткой обозначить новые смыслы после развала нигилистических 1990-х. Сейчас наша жизнь стала другой, и лозунг «Сделайте нам красиво!» постепенно теряет актуальность. Я вижу по своей 14-летней дочери, что гламур утратил свои позиции даже среди молодых. И она, и ее друзья уверены, что гламур - это пошло. Быть гламурным среди молодежи уже не круто.

МН: Откройте тайну, как попал на телевидение другой Малахов - антигламурный Геннадий Петрович, вызывающий недоумение у многих телезрителей? И говорит не шибко грамотно, и выглядит простовато.

Никонова: Этого героя придумал Константин Львович Эрнст. «Давайте сделаем из Геннадия Малахова гуру здорового образа жизни», - сказал он мне однажды. Я, честно скажу, обомлела. Геннадий Петрович Малахов участвовал когда-то в программе «Большая стирка» и оставил у редакторов весьма неоднозначные впечатления. Я тут же взяла кассету с той программой. Смотрю: и правда, странный, косноязычный дядька. А тут еще мне сказали, что человек он неконтактный и для того чтобы вытащить его на программу, переговоры придется вести не один месяц. Я отнесла кассету Эрнсту. Думала, посмотрит, ужаснется и успокоится. А Константин Львович говорит: «Ты хотела меня разубедить и только убедила в том, что я прав. Делай программу». Скажу честно, это было непросто!

МН: Вы не пытались поработать над речью ведущего?

Никонова: Над речью ведущего мы работаем постоянно, и многие из своих прежних ошибок Геннадий Петрович делать перестал. Но, с другой стороны, это настолько колоритный и живой персонаж, что его жалко ломать. Он на экране такой же, как в жизни, и этим цепляет большинство зрителей. Телевидение ведь начинается там, где нарушается привычная норма. Был бы он как все, и никто бы не обратил на него внимания. Для нашего телевидения Геннадий Петрович - необычный герой. Он человек из народа. Жизнь его ломала, била, но он сумел выстоять, возродиться и теперь пытается помочь другим людям. Ну и что, если он вам кажется неотесанным? Все равно он мечта женщин старше пятидесяти пяти.

МН: Вы же сказали, что мечта женщин - его красавчик-тезка ?

Никонова: У каждой женщины свой Малахов. К Андрею у наших зрительниц материнские чувства, к Малахову старшему - совсем другие. А если без шуток, Геннадий Петрович - удивительно мудрый и интересный человек. Он очень своеобразно мыслит. Знаете, как у нас все «срослось»? Однажды ему приснился сон о том, что его знания нужно нести людям. А наутро позвонил Андрей Малахов и предложил ему стать ведущим программы. И он согласился.

МН: Вы шутите?

Никонова: Да нет, так все и было. Малахова уговаривал Малахов. Для Геннадия Петровича Андрей был человеком с именем, у которого он однажды снимался. И тот смог его к нам заманить. А там уже мы взяли его в оборот и увлекли нашей идеей. А он увлек нас. Многих из нас Геннадий Петрович заставил по-другому смотреть на жизнь. Он всех заряжает позитивной энергией. Стоит ему зайти ко мне в кабинет и сказать свое коронное «Доброго здоровьица», и я чувствую, что на лице улыбка и бодрость возвращается.

МН: Лечит на ходу?

Никонова: Геннадий Петрович никого не лечит и никогда не лечил. Когда о нем говорят «целитель», он покрывается пятнами. У него нет пациентов, у него есть последователи. И программа наша не занимается медициной. Мы пропагандируем здоровый образ жизни.

МН: Отчего же тогда медики считают вредным и даже опасным шоу «Малахов+»?

Никонова: Наверное, они его не смотрят или смотрят невнимательно. Ведь прогрессивная официальная медицина не отвергает народный опыт. Наоборот, она пытается его переосмыслить и использовать в работе. Вдобавок в нашей программе принимают участие профессиональные врачи и диетологи, с которыми мы выверяем народные рецепты. И что плохого в том, что мы предлагаем людям правильно питаться, делать зарядку и жить в гармонии с природой? Как бы не ворчали медики, эта программа стала утренним ритуалом для большинства людей, что очень важно для телевидения: сделать так, чтобы формат был ритуализирован зрителем, как чашка кофе или свежая газета. «Малахов+» - это даже не чашка кофе, а стакан апельсинового сока или утренняя зарядка. Позитивный настрой поддерживает и следующая программа нашего утреннего блока «Модный приговор». Признаюсь вам по секрету, на сегодня это моя любимая забава. И женская, и продюсерская, и человеческая. Главное в ней - радость преображения очередной героини. К нам приходят разные женщины, не всегда красивые и молодые, но практически все они уходят от нас красавицами.

МН: Опять гламур - мода, стилисты, визажисты: То ли дело «Лолита. Без комплексов», где даже ведущая не старается быть красивой!

Никонова: Лолита - королева дневного эфира. Она сама - формат. То, как эта женщина интерпретирует жизнь, и составляет основу шоу. Ей нельзя подсказывать или писать сценарий. Корреспонденты и редакторы на этой программе всего лишь подмастерья, подбрасывающие дровишки в топку ее таланта. На них она горит вместе со своими героями.

МН: Говорят, у Лолиты тоже бывают «подсадные утки».

Никонова: Скажу вам больше: так считают и некоторые редакторы, которые пытаются устроиться к нам на работу. Как только они убеждаются, что это не так, тут же уходят. Одно дело - написать текст «подставе», и совсем другое - найти героиню, уговорить ее сняться и «довести» до эфира. Тут все почти так же непросто, как у Андрея Малахова, только в более камерном варианте. Герои проживают свои коллизии и душевные сломы вместе с ведущей. И никто заранее не знает, кого она пожурит, а кого - вознесет на небеса. Даже она сама. При этом Лолита делает фантастические вещи: вытаскивает из людей то, что они сами про себя не знают. Я помню, женщина рассказывала, как она кого-то ненавидит. Длинная была история длиной в 15 лет. И вдруг Лолита говорит: «Так вы же его любите, этого мужчину!» И та как начала рыдать... И с ней - вся студия.

МН: От этой и других «психотерапевтических» программ, выходящих под вашим руководством, заметно отличается политическое шоу «Судите сами». Это заказ или дань прошлому, в котором вы делали программы «Глас народа» и «Свобода слова»?

Никонова: При чем здесь заказ? Это хорошо сконструированный и принципиально новый формат. Максим Шевченко - очень искренний ведущий, и мне интересно с ним работать. Он человек необыкновенного интеллекта и причудливого жизненного опыта. За плечами у Максима и работа военным корреспондентом, и уход в монастырь, и много чего еще.

МН: И только в политических баталиях нашла успокоение эта мятущаяся душа?

Никонова: Максим - ведущий политического ток-шоу новой формации. Ведущие прежней генерации строили свой пафос на неприятии власти. Это было главной идеей, кодом для любого журналиста, работавшего в этом жанре, - «Мы вам не верим». Некоторые до сих пор так работают и, на мой взгляд, выглядят фальшиво. Для них главное - расколоть гостя, выставить его дураком. Максим искренне верит в то, что сейчас наступило время созидания. Это другой настрой, и мне он близок. Время нигилистического отношения не может продолжаться вечно.

МН: Я слышала, что участникам шоу «Судите сами» не дают высказаться, а то, что сказано, нередко «вырезают» при монтаже.

Никонова: Жанр ток-шоу достаточно жесткий, и редкие люди остаются довольны результатом. Это не «Модный приговор» и не «Лолита», откуда все выходят счастливыми. В политическом шоу идет поиск непростой истины, а лучшие аргументы, как известно, приходят задним числом, когда ничего изменить нельзя. Редко кто признается, что сказал не то, что было надо. Чаще жалуются на телевизионщиков: вот, блин, не дали сказать! Чем конфликтнее и ярче шоу, тем больше недовольных. Конечно, любому участнику необыкновенно обидно, когда при монтаже «лишнее» вырезают именно из его выступления, но телевизионная кухня слишком сильно мифологизирована. За многими страшилками, которые ходят в народе про телевидение, чаще всего стоят банальные технологические причины. А выводы делаются самые невероятные: нас цензурируют и запрещают.

МН: Ваша биография могла бы служить неплохой иллюстрацией к истории нашего телевидения, постепенно переключившегося с общественно-политических на развлекательные форматы. На нашем ТВ - развлекательный бум, а Первый канал превратился в «Первый развлекательный».

Никонова: Развлекательный бум, по-моему, очередной миф, а Первый - единственный канал, последовательно и целенаправленно развивающий самые разные телевизионные жанры, развлекательные в том числе. И кто сказал, что для человека нет ничего важнее общественно-политической жизни? Для меня, например, нет ничего значительнее внутреннего мира человека. Конечно, об общественно-политической ситуации забывать нельзя, но даже по нашему каналу видно, каков сегодня интерес обывателя к этой тематике. Для него вполне достаточно одного политического шоу в неделю. А вот о болях в спине, об отсутствии достойной одежды и о семейных проблемах он думает каждый день. По-моему, заниматься «общечеловеческим телевидением» гораздо сложнее, чем общественно-политическим. Развлечение современного уровня - это сложноприготовленное блюдо. Посмотрите, какие развлечения предлагает своим зрителям Первый канал. «Фабрика звезд», «Минута славы» и всевозможные соревнования - на коньках, на арене, на ринге - сделаны в жанре программы-преодоления. Поэтому они вызывают интерес. Время пустого и бессмысленного развлечения, «аншлагов» и «кривых зеркал» уже прошло. Сейчас никто не будет с тобой развлекаться, если ты не предложишь интересную и позитивную модель.

МН: Ой ли? На наших каналах до сих пор идут концерты так называемых юмористов.

Никонова: Но смотрят их уже не так, как раньше. Когда-то «юмор» можно было нарезать любыми кусками и показывать каждый день. Концертам юмористов нынешний зритель, безусловно, предпочитает такие программы, как «Минута славы» и «Фабрика звезд», предлагающие позитивные модели жизни и прорыва к успеху.

МН: Звезды, тиражируемые «Фабрикой», - звезды понарошку, однодневки, добившиеся иллюзорного успеха.

Никонова: Любая звезда в какой-то мере иллюзия. Я думаю, если человек зацепил аудиторию, он звезда. И разве плохо, что ребята хотят петь и танцевать, а не шататься по подворотням?

МН: Вас не смущает глобальная «звезданутость» нашего ТВ? Без звезд, хотя бы и плохоньких, теперь и борщ не приготовить, и на коньках не прокатиться.

Никонова: Вы говорите «звезды», а имеете в виду всеобщих знакомцев. Никому не гарантировано обожание только от того, что довелось мелькать на экране, аудитория не кредитует безграничную любовь людям известным. Чтобы стать настоящей звездой, нужно попасть в историю или совершить поступок. А это уже редкость.

МН: Каким же будет телевидение в ближайшие годы?

Никонова: Я думаю, что все больше программ будет рождаться в России. Мы постепенно изживем нынешнее увлечение лицензионными форматами. Наверное, наши каналы двинутся в сторону специализации. Они уже стараются найти собственный облик и особую интонацию, отличающую их от конкурентов. Собственная надрывная интонация появилась у НТВ, размеренно-государственная - у «России», доброжелательно-душевная - у Первого канала. Первый - канал-родственник, член семьи. В одном я уверена - в долгой жизни ток-шоу. Хотя еще десять лет назад, когда я стала заниматься этим жанром, все говорили о его скором конце. Абстрактное теоретизирование без всякого информационного повода, конечно, себя изжило. Настоящее ток-шоу - это общение, а стремление людей к общению изжить нельзя. Это один из главных человеческих инстинктов. Может быть, основной.

Елена Ланкина, mn.ru

 

Добавить комментарий

Введите код:    
   
Ваше имя:
Комментарий:
 

Новости за 11.08.17

Всего публикаций - 19




День № 1 на Европе Плюс!
Число слушателей, которые каждый будний день выбирают Европу Плюс, достигло 11,9 млн человек



РЕН ТВ – первый в Москве
Телеканал показал лучший результат за будний день в 2017 году



МТРК «МИР»: 25 лет - полет нормальный!
Телерадиокомпания начала рекламную кампанию в российских городах и в Inflight-журналах отечественных авиакомпаний



«Измени музыку будущего»:
бесконечный трек, созданный искусственным интеллектом и человеком



Eventiada IPRA Golden World Awards начинает приём работ
В шестой раз международный конкурс отметит лучшие проекты в области коммуникаций.



Компания «Медиалогия» подготовила рейтинг медиаресурсов Брянской области
за II квартал 2017 года



Наталья Никонова: «У каждой женщины свой Малахов»
«Программа "Пусть говорят" бьет сериалы наших конкурентов, выходящие в то же время»



Компания «Медиалогия» подготовила рейтинг медиаресурсов Волгоградской области
за II квартал 2017 года



«Первый» не может выбрать замену Малахову
Первый канал снял несколько пилотных выпусков «Пусть говорят»



Компания «Медиалогия» подготовила рейтинг медиаресурсов Забайкальского края
за II квартал 2017 года



Популярный youtube блогер штурмует «Открытый микрофон» на ТНТ
Антон Риваль, известный как youtube блогер «АнтонИз Франции», примет участие в новом сезоне шоу



Новости городов вещания «Радио Дача»:
Казань, Самара, Кемерово, Уфа



«Русское Радио» дарит 100 билетов
«Русское Радио» дарит 100 билетов



При поддержке «Авторадио» пройдет юбилейная «Реальная премия MusicBox 2017»
«Музыка Вселенной» – именно под таким слоганом пройдет шоу космического масштаба



Новости городов вещания радиостанций ГПМ:
Казань, Пермь, Самара

Стал известен средний чек россиян за один поход в магазин в июле




Nissan и Datsun объявляют первые результаты реализации
новых государственных программ «Первый автомобиль» и «Семейный автомобиль»



«Черкизово» идет на рекордный урожай
Основатель Группы «Черкизово» Игорь Бабаев и губернатор Пензенской области Иван Белозерцев отметили высокие показатели по сбору урожая



Datsun GO live отражает позитивные и оптимистичные взгляды на жизнь молодых автолюбителей в Индонезии
Новый концептуальный автомобиль Datsun дебютировал на автомобильной выставке в Джакарте


Loading...
E-mail: info@mediaguide.ru
Телефон: +7(915)385-54-56

Партнеры


Rambler's Top100
© Media Guide 2003

При любом использовании материалов активная гиперссылка на www.mediaguide.ru обязательна.